jeack (jeack) wrote,
jeack
jeack

На суккот в поход по одному из самых диких и нехоженых в Израиле мест

Когда-то в один из приездов на Кинерет я открыл для себя дельту реки Иордан, там, где она впадает в озеро, разделившись на несколько рукавов и петляя среди непроходимых джунглей, заселенных непуганым зверьем и птицами. Илистые отмели изрисованы следами - кабаньими, шакальими, птичьими, змеиными. Это место что-то вроде альтернативной Хулы, исследовать его можно только со стороны реки, что мы и делали, заплывая в дельту со стороны Кинерета на резиновой лодке. В месте впадения всегда приличный ветер и сильные волны.
В канун этого суккота мы прибыли на последнем автобусе в Тверию в сильнейшую грозу. За час на автостанции я, кажется, увидел и услышал больше грома и молний, чем за двенадцать лет в Израиле. Ночевали на березу Кинерета близ Капернаума в саду под деревом. Дальше - маркированная бело-голубым дорожка вокруг Кинерета.
Снаряжение в этом походе мы использовали самое демократическое, кусок силиконки вместо палатки, пластинку жести в качестве поддона для костра вместо горелки, куски белого утеплителя вместо ковриков, дурацкие рюкзаки и т. п. Прямо-таки, ностальгический поход прошлого века в Тянь-Шане.
После моста Арика начинается джиповка вверх по течению Иордана, сначала вдоль его спокойных рукавов, заросших платанами, ежевикой, лианами. Потом дорога становится каменистой и, минуя где-то справа парк Иордан, выходит на каменистые предгорья, где Иордан начинает потихоньку шуметь по-горному - звук, такой редкий в Израиле. Еще несколько километров, последняя дорога, спускающаяся со стороны поселений Куркум и Альмагор, ущелье сужается, река начинает петлять между прижимами, опять появляется много зелени, но это уже зеленый хаос горной реки. Троп никаких, только кабаньи и коровьи. Постоянно приходится переходить реку вброд, течение кое-где сбивает с ног, дно покрыто камнями, много следов диких зверей и почти никаких - человеческих! Осенний Иордан здесь ностальгически напомнил мне среднеазиатскую осеннюю же речку Кок-Су, в устье которой находится Бричмулла.
За два дня пути мы не менее пяти раз переправились через реку (благо, вода гораздо теплее, чем коксуйская), причем каждая переправа становилась все труднее и опаснее, без перил, веревок, страховок и хорошей обуви. На ночевку, после того, как мы встретили совершенно непуганую дикую черную свинку, соорудили что-то вроде кораля в качестве психологической защиты от зверей. Тем более, что Лизка вела себя при встрече со свинкой как на дипломатическом светском рауте, ложилась, вежливо отворачивалась, невинно закатывала глаза и т.д. типа, разбирайтесь сами.
В последний день похода благоразумно решили не сгинуть в диких местах, нашли коровью тропинку по левому берегу ущелья и начали долгий подъем наверх, в сторону ущелья Товим, разделяющего арабскую деревню Туба Занхарийя и (поселение) кфар ха-Насси (Президенская деревня, названная так в честь первого израильского президента Хаима Вайцмана). Дальше мы уже добирались стопом на Сахновку в парк Сахне, и были еще разные приключения, но это уже не так интересно, как осенний Иордан в среднем течении.

Фото - в фейсбуке
https://www.facebook.com/evgueni.saveliev.1/media_set?set=a.838167689538070.1073741900.100000345410722&type=3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment