Артур Кестлер "Воры в ночи. Хроника одного эксперимента"

https://drive.google.com/file/d/0B-aRRmtZOgiOOGU1NUoyWlZXYnM/view?usp=sharing

Эту книгу я прочитал в издании "Библиотека Алии" вскоре после приезда в Израиль, она произвела на меня сильное впечатление и я ее очень люблю. За годы жизни в Израиле у меня стало традицией спрашивать русскоязычных израильтян, читали ли они это книгу. За несколькими исключениями ее никто не читал. Хотя она была издана большим тиражом в "Библиотеке Алии", и книжки этой серии дарились новым репатриантам бесплатно. И то, что эта книга способствовала тому, что ассамблея ООН проголосовала в пользу создания еврейского государства. Перед голосованием многие члены Лиги Наций с ней ознакомились.

До настоящего времени я не мог найти ее в электронном виде. Пришлось проделать некоторую работу, и вот наконец многие люди, которым я про нее рассказывал, могут ее прочитать.

О Тель-Авиве из "Воры в ночи" Кестлера

Закончив в Хайфе все дела, Джозеф утром поехал автобусом в Тель-Авив. Большую часть трехчасового путешествия он проспал. Дорога шла через апельсиновые и лимонные рощи Самарии, прибрежная полоса которой принадлежала евреям, а параллельный отрезок земли дальше в глубь страны был арабским. Каждый раз, когда Джозеф, проснувшись, выглядывал в окно, ему виделся пейзаж, будто незащищенный фланг
армии... Когда автобус добрался до Тель-Авива, хамсин достиг высшей точки.Collapse )

На суккот в поход по одному из самых диких и нехоженых в Израиле мест

Когда-то в один из приездов на Кинерет я открыл для себя дельту реки Иордан, там, где она впадает в озеро, разделившись на несколько рукавов и петляя среди непроходимых джунглей, заселенных непуганым зверьем и птицами. Илистые отмели изрисованы следами - кабаньими, шакальими, птичьими, змеиными. Это место что-то вроде альтернативной Хулы, исследовать его можно только со стороны реки, что мы и делали, заплывая в дельту со стороны Кинерета на резиновой лодке. В месте впадения всегда приличный ветер и сильные волны.
В канун этого суккота мы прибыли на последнем автобусе в Тверию в сильнейшую грозу. За час на автостанции я, кажется, увидел и услышал больше грома и молний, чем за двенадцать лет в Израиле. Ночевали на березу Кинерета близ Капернаума в саду под деревом. Дальше - маркированная бело-голубым дорожка вокруг Кинерета.
Снаряжение в этом походе мы использовали самое демократическое, кусок силиконки вместо палатки, пластинку жести в качестве поддона для костра вместо горелки, куски белого утеплителя вместо ковриков, дурацкие рюкзаки и т. п. Прямо-таки, ностальгический поход прошлого века в Тянь-Шане.
После моста Арика начинается джиповка вверх по течению Иордана, сначала вдоль его спокойных рукавов, заросших платанами, ежевикой, лианами. Потом дорога становится каменистой и, минуя где-то справа парк Иордан, выходит на каменистые предгорья, где Иордан начинает потихоньку шуметь по-горному - звук, такой редкий в Израиле. Еще несколько километров, последняя дорога, спускающаяся со стороны поселений Куркум и Альмагор, ущелье сужается, река начинает петлять между прижимами, опять появляется много зелени, но это уже зеленый хаос горной реки. Троп никаких, только кабаньи и коровьи. Постоянно приходится переходить реку вброд, течение кое-где сбивает с ног, дно покрыто камнями, много следов диких зверей и почти никаких - человеческих! Осенний Иордан здесь ностальгически напомнил мне среднеазиатскую осеннюю же речку Кок-Су, в устье которой находится Бричмулла.
За два дня пути мы не менее пяти раз переправились через реку (благо, вода гораздо теплее, чем коксуйская), причем каждая переправа становилась все труднее и опаснее, без перил, веревок, страховок и хорошей обуви. На ночевку, после того, как мы встретили совершенно непуганую дикую черную свинку, соорудили что-то вроде кораля в качестве психологической защиты от зверей. Тем более, что Лизка вела себя при встрече со свинкой как на дипломатическом светском рауте, ложилась, вежливо отворачивалась, невинно закатывала глаза и т.д. типа, разбирайтесь сами.
В последний день похода благоразумно решили не сгинуть в диких местах, нашли коровью тропинку по левому берегу ущелья и начали долгий подъем наверх, в сторону ущелья Товим, разделяющего арабскую деревню Туба Занхарийя и (поселение) кфар ха-Насси (Президенская деревня, названная так в честь первого израильского президента Хаима Вайцмана). Дальше мы уже добирались стопом на Сахновку в парк Сахне, и были еще разные приключения, но это уже не так интересно, как осенний Иордан в среднем течении.

Фото - в фейсбуке
https://www.facebook.com/evgueni.saveliev.1/media_set?set=a.838167689538070.1073741900.100000345410722&type=3